sas-1-0

Танкисты. 2.

Результативность немецких танковых асов была впечатляющей. Для этого были созданы все условия. А как обстояли дела у советских танкистов? В среднем, советский танк ходил в атаку 3 раза против 11 немецких. Статистика говорила сама за себя. Советским танкистам было труднее выжить для того, чтобы нарисовать очередную звездочку сбитого немецкого танка. И для этого были свои причины. Назовем некоторые из них.

Во первых, это манера ведения боевых действий. Условно можно обозначить две составляющих. Это «прорыв» и «маневр». «Прорыв» — это когда «За Родину! За Сталина!». А «маневр» — это когда замаскированная в кустах противотанковая пушка пресекает «прорыв» в самом начале. В действиях советских танкистов преобладание «маневра» над «прорывом» появляется только в ходе контрнаступления под Сталинградом. Тем не менее, «прорыв» время от времени проскальзывал и в дальнейшем. Например, в боях под знаменитой Прохоровкой командование решило действовать именно «прорывом», тем самым погубив армию. Это происходило и в Берлине в 1945 году. Конечно, вероятнее всего под давлением сверху не щадили людей.

При такой организации боевых действий вряд ли можно требовать от советских танкистов высоких результатов. К примеру, приказ И.В. Сталина №0728 от 19 сентября 1942 года «О внедрении в боевую практику танковых войск стрельбы из танков с хода». Исполняя такой приказ, 5-я гвардейская танковая армия атаковала в лоб 2-й танковый корпус СС. При этом немцы били прицельно с места, а наши с ходу, попросту расходуя снаряды.

Еще одна причина немецкого превосходства в результативности, это конструкция танков. Для боя немецкие танки были приспособлены лучше, чем наши. В мемуарах сами немцы пишут о том, что русские танки запаздывали с ответным огнем, а порой не могли определить откуда по ним ведется стрельба. Дело в том, что во время боя в Т-34 отсутствовал командир по обязанностям. Он в это время выполнял функции наводчика и видел только то, что позволял ему видеть телескопический прицел. Ситуация поменялась только на танке Т-34-85.

Командир танка КВ-1 вовсе располагался справа от орудия, которое мешало ему крутиться на 360 градусов. Реальный сектор наблюдения с помощью командирской панорамы ПТК-5 составлял 120 градусов в передней и правой полусферах. Вид боя сзади и слева для командира оставался недоступным. А ведь в бою очень много зависело от того, кто первым обнаружит противника. Таким образом, у немецкого экипажа с четким разграничением обязанностей было явное преимущество.

Со средствами связи внешней как и внутренней у немцев так же было лучше. В танке Т-34 широко практиковалось управление действиями механика-водителя с помощью ног, поставленных на его плечи.

Причины так же могли укрываться в мелочах. К примеру, два практически одинаковых по своим характеристикам танка Pz II и Т-60. Однако «двойка» оказалась эффективнее за счет численности экипажа, лучшего обзора, точности стрельбы пушки KwK 38, наличие радиостанции.

Тем не менее, советские танкисты добивались результатов. К сожалению, учет персональных побед в танковых войсках СССР практически не велся, но можно предоставить список наиболее результативных танкистов 1-й гвардейской танковой бригады:

— старший лейтенант Д. Лавриненко — 52 танка;

— старший лейтенант К. Самохин — более 30 танков;

— старший лейтенант А. Бурда — 20 танков;

— капитан А. Рафтопулло — 20 танков;

— старший сержант И. Любушкин — 20 танков;

(на 39 стр)

Продолжение следует

Источник — «советские танковые асы». Барятинский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *