Архив метки: A7V

Miniatyura_195

Tankfest 2013 — Техника Первой мировой

Tankfest – это мероприятие, которое проходит в танковом музее Бовингтон, Великобритания. На выставке показывается уникальная коллекция машин из бовингтонского музея, большинство из которых находится в ходовом состоянии. Представляем вашему вниманию фоторепортаж с выставки. Это фотографии английского тяжелого танка Mk IV и немецкого тяжелого танка A7V.
Разрешение фотографий: 3648 х 2736, 4032 х 3024.
Читать далее

Танк A7V№ 560 (с корпусом «Рёхлинг» второго заказа) из состава 1 -го «штурмового отделения».

Обозначение и окраска германских танков 1-й мировой войны

Окраска германских танков 1-й мировой войны была достаточно разнообразной. Сначала они окрашивались в однотонный светло-зеленый или серо-стальной цвет «фельдграу». Затем некоторые танки – по примеру английских – стали покрывать деформирующей пятнистой окраской из сочетания красок разных цветов – буквально тех, что были под рукой. Например, в бою у Реймса 15 июля 1918 г. танки A7V несли камуфляжную краску в виде неправильных желтых и красно-бурых пятен поверх зеленого фона.

Taнк А7V № 507 из состава 3-го «штурмового отделения», апрель 1918 г. Танк оснащен «козловой» орудийной установкой и несет монохромную защитную окраску типа «фельдграу».

Taнк А7V № 507 из состава 3-го «штурмового отделения», апрель 1918 г. Танк оснащен «козловой» орудийной установкой и несет монохромную защитную окраску типа «фельдграу».

Читать далее

Miniatyura_140

Организация и подготовка германских танковых подразделений – Sturmtruppen в броне. Часть 2

Танки составляли «боевой эшелон» отделения. «Технический эшелон» включал эвакуационный отряд на грузовиках, подвижную мастерскую, машины подвоза боеприпасов, горючего и запчастей, полевую кухню и тягач – всего 9-10 грузовых, один-два легковых автомобиля и мотоцикл. Впрочем, мотоцикл и легковой автомобиль могли считаться и в «боевом эшелоне» как средства связи.
Штат «штурмового отделения» зависел, конечно, от типа танков. Отделение A7V включало 176 человек: командир в звании капитана или оберлейтенанта, пять младших офицеров (лейтенантов) – командиров машин – и 170 фельдфебелей, унтер-офицеров и рядовых, включая мастеров, чинов связи, фельдшера, вестовых и пр. В штат отделения Мк IV входило до 140 человек, что вполне естественно – если в отделении A7V, к примеру, было 48 пулеметчиков и 22 артиллериста, то в отделении Мк IV – соответственно 20 и 14. Читать далее

Miniatyura_139

Организация и подготовка германских танковых подразделений – Sturmtruppen в броне. Часть 1

Танки в кайзеровском рейхсвере сводились в «подразделения штурмовых бронированных машин» (Sturmpanzerkraftwagen Ablcilung), которые упоминаются также как танковые «штурмовые отделения». Еще до окончания постройки первого A7V, 20 сентября 1917 г. Военное министерство распорядилось о формировании двух «штурмовых отделений» по пять танков.
Формирование 1-го отделения, включившего один пулеметный танк A7V и четыре пушечных, было закончено 5 января 1918 г. К 12 января подразделение прибыло во Францию для обучения в школе вождения при Учебных курсах Генерального Штаба в Саши (близ Седана). Здесь пришли к выводу, что и техника, и экипажи не готовы к боевым действиям. Для дообучения отделение направили в Бевиль, близ Монмеди (Франция). Для обучения водителей в составе отделения имелся один небронированный трактор-транспортер A7V. Интенсивные тренировки дали свой результат – 1-е «штурмовое отделение» считалось наиболее боеготовым среди германских танковых частей. Читать далее

a7v_foto2

Немецкий танк A7V

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ
Модель тяжёлого танка A7V следует отнести к моделям со средней трудоёмкостью сборки. Требует особенно старательности исполнения при сборке и оклейке каркаса, а также терпеливости в отношении довольно трудоёмких элементов ходовой части.
Перед началом сборки модели следует тщательно изучить монтажные рисунки, а также ознакомиться с текстуальным описанием сборки отдельных узлов.
Очерёдность сборки модели в пределах данного номера в основном соответствует последовательности нумерации частей и буквенных обозначений.
Кромки частей (особенно утолщённые картоном и некоторые внутренние поверхности) требуют ретуши. Для этой цели необходимо использовать краски соответствующе подобранных оттенков цвета. Ретушь этих частей и узлов производится в процессе их выполнения и до приклеивания ко всей конструкции. Благодаря этому, доступ к нуждающимся в подкраске местам будет облегчён.
Более опытные моделисты, пользуясь своими проверенными приёмами и технологиями, могут попытаться выполнить все заклёпки на корпусе и произвести покраску модели. Читать далее

Miniatyura_64

Машины на основе шасси A7V

Из 100 шасси A7V только 22 использовали для постройки серийных танков, причем с двух шасси бронекорпуса и вооружение были вскоре сняты, одно шасси использовано при постройке опытного A7VU. Но и шасси, не использованные для танков, нашли применение на фронте. Эти машины. условно называемые Ǘberlandwagen (можно перевести как «машина для дальних поездок», хотя упоминается также и обозначение Geländewagen — «машина повышенной проходимости»), обычно называют «тракторами», хотя точнее будет отнести их к разряду гусеничных транспортеров. Грузоподъемность составляла 8 – 10 т, усилие на буксирном крюке — до 15 т. Большую часть кузова машины занимала грузовая платформа, огороженная откидными деревянными бортами. Борта могли наращиваться, машина возила с собой брезентовый тент для укрытия грузов. Читать далее

Miniatyura_62

Опытный танк A7VU

Уже во время сборки первого прототипа A7V, в апреле 1917 года в Германии провели всесторонние испытания трофейных английских танков Мк IV. В результате Ставка Главного командования выдала задание на проектировку танка по английскому образцу. Проект получил обозначение A7VU (или A.7.V«U»). Главной задачей было достижение высокой проходимости, и прежде всего – увеличение ширины преодолеваемого рва. Предполагалось создание машины с гусеницами, охватывающими корпус, и той же моторно-трансмиссионной группой, что у A7V. При этом использовались узлы и агрегаты шасси A7V № 524. Переделанное шасси планировалось получить для испытаний к 1 сентября 1917 г. Читать далее

Miniatyura_61

Тяжелый танк A7V. Часть 5

Бронирование ходовой части, выступающие под рамой машины картеры бортовых передач и подвешенные под днищем спереди и сзади нижние бронелисты вместе с высоким расположением центра тяжести снижали проходимость машины (минимальный клиренс оказывался всего 200 мм). Танк мог уверенно двигаться по рыхлому грунту, но только по открытой ровной местности без бугров, глубоких рытвин и воронок, попав в воронку, уже не мог выбраться, поскольку гусеница, закрытая спереди и сзади, просто теряла сцепление с грунтом, и он легко опрокидывался при боковом крене. При переходе через проволочные заграждения колючая проволока просто затягивалась к гусеницам и запутывалась в них, что иногда приводило к перегрузке и выходу из строя сцеплений. Кроме того, проволока могла повредить проходящие под днищем открытые трубопроводы (в этом A7V оказался подобен дракону Фафниру из скандинавского эпоса и «Песни о Нибелунгах» – страшный ползущий ящер с прочной броней на боках и спине, но с мягким брюхом). Для увеличения проходимости и способности преодолевать препятствия предлагалось подвешивать к носовой части танка широкий каток на длинной подпружиненной раме (сохранился чертеж монтажа такого приспособления на танк с корпусом второго заказа), но на практике это предложение не реализовали. Бронирование ходовой части было применено по опыту собственной германской противотанковой обороны, часто «разбивавшей» открытые гусеницы британских танков. Впрочем, германские конструкторы здесь, по сути, повторили решение конструкторов французской фирмы «Сен-Шамон» – те еще весной 1916 года снабдили прототип своего «бронированного трактора» корпусом, свешивающимся впереди и позади ходовой части, и бронированием, почти закрывавшим ходовые тележки (в серии, правда, французы ходовую часть «Сен-Шамон» оставили открытой). Читать далее

Miniatyura_60

Тяжелый танк A7V. Часть 4

Спереди и сзади к раме A7V крепились буксирные крюки. В боевой обстановке вырезы корпуса для них прикрывались шарнирно укрепленными треугольными крышками. На минимальной скорости тяговое усилие достигало 15 т. Возимый ЗИП размещался в коробке под полом в передней части корпуса, т. е. перед бензобаками. В танке возились два ручных огнетушителя. Возимый шанцевый инструмент крепился на бортах снаружи и включал две лопаты, две киркомотыги, двое ножниц для резки проволоки. На крыше машины перевозилась маскировочная сеть, без которой укрытие такой махины на стоянке было бы невозможным даже в лесу.

Танк A7V из состава 1-го «штурмового отделения» во время показательных учений в Саши в октябре 1918 г.

Танк A7V из состава 1-го «штурмового отделения» во время показательных учений в Саши в октябре 1918 г.

Для питания электрооборудования (внутреннее и внешнее освещение) устанавливался генератор с приводом от двигателя. Из средств внутренней связи следует упомянуть указатель на цель, введенный после испытания первых пяти машин (с корпусами фирмы «Рёхлинг») в войсках. Он крепился на крыше корпуса над артиллерийской установкой и поворачивался командиром танка с помощью троса. Перед расчетом орудия над правым смотровым лючком располагалась панель с белой и красной лампочками: белая лампочка – «внимание», красная – «огонь», обе выключены – «прекратить огонь». Так получилась своеобразная система управления огнем с места командира машины. Остальному экипажу, как и во всех танках того времени, командиру приходилось подавать команды криком, перекрывая шум двигателей, трансмиссии и стрельбы, хотя позже сигнальные лампочки «системы управления огнем» провели и к местам пулеметчиков. Средств внешней связи не предусматривалось. Надежность работы имевшихся радиостанций внутри трясущегося корпуса танка вызывала большие и обоснованные сомнения, не было уверенности и в эффективности световой сигнализации, хотя танки первого заказа с корпусами «Рёхлинга» снабжались сигнальными прожекторами производства фирмы «Цейсс», но потом от них отказались. Семафоры быстро сбивались бы пулями, осколками или взрывной волной. После испытаний первых машин в крыше верхней рубки выполнили лючок для сигнализации флажками или фонарем, в правой части крышки рубки выполнили лючок командира с двустворчатой крышкой. Кроме того, в крыше рубки смонтировали компас под небольшим полусферическим колпаком (ранее британские танкисты уже отработали приемы корректировки показаний компаса внутри бронированной машины). Эти конструктивные изменения ввели при дооборудовании следующих пяти танков первого заказа (с корпусами «Круппа») и в танки второго заказа. Из упомянутых первых пяти танков все эти изменения получил только танк с номером шасси 540, возвращенный на завод в марте 1916 г. Танк № 501 при переоборудовании в «пушечный» получил описанную систему «управления огнем», но рубку переделывать не стали.

Экипаж танка A7V № 528 «Хаген» 2-го «штурмового отделения» позирует, буквально облепив свою боевую машину. Июнь-июль 1918 г. Танк – с корпусом «Рёхлинг» второго заказа. Обратите внимание на дополнительное бронирование рубки управления, облегченный вариант бронирования кожухов пулеметов. Танкисты экипированы подобно бойцам пехотных штурмовых групп.

Экипаж танка A7V № 528 «Хаген» 2-го «штурмового отделения» позирует, буквально облепив свою боевую машину. Июнь-июль 1918 г. Танк – с корпусом «Рёхлинг» второго заказа. Обратите внимание на дополнительное бронирование рубки управления, облегченный вариант бронирования кожухов пулеметов. Танкисты экипированы подобно бойцам пехотных штурмовых групп.

В бою танки старались поддерживать зрительную связь, но сигналы флажками были плохо видны, и управление внутри танковых подразделений на практике осуществлялось по принципу «Делай, как я», при необходимости — посыльными. Существовал и вариант танка связи, оснащенного радиостанцией с поручневой антенной на крыше корпуса, вооруженного только двумя пулеметами, с экипажем 11 – 13 человек, включая радистов и наблюдателей. Но, в отличие от английских и французских «радиотанков», этот проект остался только на бумаге.

Эскизный проект «танка связи» на базе A7V с антенной на крыше корпуса.

Эскизный проект «танка связи» на базе A7V с антенной на крыше корпуса. На данном эскизе можно увидеть и рукоятку для запуска двигательной установки вручную.

В целом конструкция A7V воплощала в себе идею «подвижного форта», приспособленного более для круговой обороны, нежели для прорыва обороны противника и поддержки пехоты. Увы, кругового обстрела в прямом смысле слова не получилось: из-за ограниченных углов наведения орудия два сектора в переднем направлении представляли собой мертвое пространство.

Секторы обстрела вооружения A7V. Видны большие мертвые зоны в переднем секторе.

Секторы обстрела вооружения A7V. Видны большие мертвые зоны в переднем секторе.

Основным производителем A7V стал завод фирмы «Даймлер» в Берлин-Мариенфельде. Ручная сборка и доводка по месту сказались на внешнем виде танков. Стоимость постройки одного танка A7V в ценах 1917 – 1918 годов составляла 250 000 германских рейхсмарок, из них 100 000 марок приходилось на бронирование. В течение года – с октября 1917-го по сентябрь 1918 г. было собрано всего 20 A7V. Для сравнения: в 1917 году предприятия Германии в среднем выпускали каждый месяц (!) около 3000 легких и 400 тяжелых артиллерийских орудий и 1600 самолетов, во Франции в 1917 году в месяц строилось в среднем около 50 танков, в Великобритании – около 40 танков.

(Окончание следует)