Архив рубрики: Россия

Miniatyura_192

САУ большой мощности – «самодвижущаяся броневая башня» подпоручика Дриженко

Одним из российских проектов самоходной пушки стал проект подпоручика корпуса корабельных инженеров Константина Фёдоровича Дриженко, служившего в то время инженером-кораблестроителем на Адмиралтейском заводе. В начале 1916 года он предложил проект «самодвижущейся броневой башни». На гусеничное шасси предлагалось поставить гаубицу калибра 203 мм марки «VI» образца 1916 года. Фактически это был проект тяжёлой САУ.
Как писал в сопроводительной записке сам изобретатель, его самодвижущаяся башня в поперечнике была очень похожа на трамвайный вагон и представляла собой стальную коробку с противопульным бронированием (10 мм). Рассматривалась и возможность установки противоснарядного бронирования. Но в связи с тем, что это существенно увеличивало массу боевой машины, от данного варианта Дриженко отказался. Читать далее

Mimiatyura_35

«Царь-танк» Н. И. Лебеденко

Мы предлагаем вам склеить бумажную модель «Царь-танка» инженера Н. И. Лебеденко. Модель выполнена в масштабе 1/72.
Аккуратно вырежьте детали модели. Согните и склейте их так, как показано на схеме сборки. Чтобы модель была прочнее, детали перед сборкой можно наклеить на плотную бумагу (кроме осей колёс). Склеивать модель лучше клеем РВА или клеящим карандашом.

001 Читать далее

Miniatyur_16

Другие проекты российских боевых машин (1915 – 1917). Часть 3

В 1914 – 1916 годах русские изобре­татели решили многие частные конструк­тивные вопросы в области бронетанко­вой техники.
В 1914 году братья Бажановы изгото­вили и успешно испытали колеса с внут­ренней амортизацией, предназначавшиеся для бронеавтомобилей и артиллерий­ских орудий, но изобретение не было оце­нено по достоинству. Только в 1939 году на серийном советском тяжелом танке KB были применены опорные катки с внут­ренней амортизацией.
1 июня 1915 года инженер Василий Ребиков предложил двухъярусное распо­ложение башен для бронеавтомобилей. На главной вращающейся башне он предло­жил установить еще одну башню, воору­женную пулеметом. Башням обеспечива­лась возможность поворачиваться неза­висимо одна от другой. Изобретатель вы­полнил несколько проектов установки вооружения бронеавтомобилей, но ни один из них не был реализован.
Внимание изобретателей привлекало и создание плавающих боевых машин. В материале об А. А. Пороховщикове уже указывалось, что первый русский опыт­ный танк «Вездеход» был задуман не толь­ко как машина высокой проходимости, но и как плавающая. В 1916 г. талантливый изобретатель поручик И. Чайковский предложил проект бронеавтомобиля-амфибии собственной конструкции. После рассмотрения его докладной запис­ки было принято следующее решение: «.. В бронированном автомобиле, могущем дви­гаться по воде, морское министерство на­добности не встречает». Читать далее

Miniatyur_10

Другие проекты российских боевых машин (1915 – 1917). Часть 2

Одним из самых загадочных проектов первых русских танков можно справедливо считать так называемый «танк Рыбинского завода». Первое упоминание о нём встречается в книге Мостовенко «Танки», изданной в 1956 году. В ней автор приводил расчетные технические характеристики двух танков, и разрезы одного из них, который именовался «бронированный трактор большой мощности».
Согласно первому проекту танк имел массу 20 тонн, экипаж 4 человека и бронирование 10-12 мм. Компоновка танка была немного нестандартной. В передней части корпуса, ровно по центральной оси размещался механик-водитель. Справа от него устанавливался пулемет (тип не указан, но это могла быть 20-мм автоматическая пушка), обслуживаемый одним пулеметчиком. В средней части корпуса находилось моторное отделение, где устанавливался двигатель мощностью 200 л.с. В корме был оборудован орудийный отсек со 107-мм орудием. Характерная конструктивная особенность – наличие упругой подвески. Читать далее

Miniatyur_9

Другие проекты российских боевых машин (1915 – 1917). Часть 1

В России над созданием боевых вез­деходных машин в 1915—1917 годах не­зависимо друг от друга работали многие талантливые изобретатели.
В начале 1915 года изобретатель Александр Васильев закончил разработ­ку проекта и изготовление модели гусе­ничной боевой машины. Ее бронирова­ние и вооружение изобретатель предла­гал принять такими же, как у «больших бронеавтомобилей». Машина должна была преодолевать вертикальные пре­пятствия, равные четверти ее высоты, и рвы, равные трети ее длины. Но ему было отказано техническим комитетом ГВТУ по причине «неприменимости предлагаемого г-ном Васильевым приспособления (гусеничного хода) для военного ведомства». Спустя два года Александр Васильев, увидевший фотографии первых английских танков, напишет военному министру: «…прошу расследовать это дело, почему изобретение русское остается без результатов, а точно такое, у иностранцев, производит сенсацию». Никаких расследований никто, разумеется, так и не провел, да и кому это было нужно в начале 1917 года, когда неуправляемая Российская империя летела в пропасть.
К середине 1915 года русская армия накопила богатый опыт по использованию нового типа боевой техники — броневых автомобилей. К этому времени стало совершенно очевидно, что используемые в качестве базы для броневиков шасси обычных коммерческих автомобилей не годятся для этих целей. Одной из основных причин этого являлась, прежде всего, их низкая проходимость по грунтовым дорогам и полное отсутствие таковой при езде по бездорожью. Многие военные видели выход из положения в применении для постройки броневых автомобилей тракторной базы. Читать далее

Miniat_7

Первые танки России. Часть 4. Царь-танк Н. Н. Лебеденко

Трудности военного времени внесли свои коррективы — толщина получаемо­го листового материала превышала расчетную, из-за чего масса машины увели­чилась в 1,5 раза. Мощность «Майбахов» в этой связи вызывала сомнения. В глу­хом лесу под Дмитровом, в районе стан­ции Орудьево, в 60 км от Москвы расчи­стили монтажную площадку, обнесли ее колючей проволокой, подвели узкоколей­ку. Охрану участка несли казачьи разъ­езды. Сборка машины началась в конце июля 1915 года под руководством Микулина и выполнялась посекционно подоб­но тому, как это предполагалось делать на фронте.
В августе, в присутствии пред­ставителей армии, приступили к ее ис­пытанию. Микулин поднялся по трапу и занял место водителя, Стечкин запустил моторы. Гигантские колеса начали мед­ленно поворачиваться. Машина пошла, сломав, как спичку, близстоящую бере­зу. Сквозь амбразуру Микулин хорошо видел, как все собравшиеся зааплоди­ровали, солдаты дружно закричали «ура!!!».  Но тут бревенчатый настил, на котором монтировался танк, закончился, и девятиметровые колеса коснулись русской земли. А вот она бронегиганта категорически не приняла: третье, заднее, колесо немедленно увязло в почве, и танк элементарно забуксовал, не в силах сдвинуть с места свои 45 тонн. Двигатели натужно ревели, колеса проворачивались, но мощности, чтобы «сняться с якоря», не хватало. На том, собственно, все и за­кончилось. Было ясно, что необходимо увеличить диаметр катков направляющей тележки и иметь минимум 300-сильные моторы. Читать далее

Tank_Leb_1

Первые танки России. Часть 3. Царь-танк Н. Н. Лебеденко

Другая попытка создания танка в России была сделана в 1915 году начальником опытной лаборатории военного министерства капитаном Н. Н. Лебеденко. Его идея была аналогична идее Хетерингтона, Он предложил проект колёсного танка. Как и у Хетерингтона, машина Лебеденко должна была иметь два больших передних колеса диаметром 9 м и заднее колесо в виде катка для поворота машины. По воспоминаниям самого Лебеденко, на идею этой машины его натолкнули среднеазиатские повозки-арбы, которые, благодаря колёсам большого диаметра, с легкостью преодолевают ухабы и канавы. Поэтому, в отличие от «классических» танков, использующих гусеничный движитель, Царь-танк был колёсной боевой машиной и по конструкции напоминал сильно увеличенный орудийный лафет. Два огромных спицевых передних колеса имели диаметр примерно 9 м, задний же каток был заметно меньше, около 1,5 м. Верхняя неподвижная пулемётная рубка была поднята над землёй примерно на 8 м. Т-образный коробчатый корпус имел ширину 12 м, на выступающих за плоскости колёс крайних точках корпуса были спроектированы спонсоны с пулемётами, по одному с каждой стороны (предполагалась также возможность установки пушек). Под днищем планировалась установка дополнительной пулеметной башни. Проектная скорость передвижения машины составляла 17 км/час.
Предусматривалось, что к фронту ма­шина будет доставлена в разобранном виде большими секциями и собрана на болтах. Читать далее

Vezdehod_1

Первые танки России. Часть 1

Начиная с 1914 года проекты бронированных машин, как гусеничных, так и колесных, посыпались, словно из рога изобилия. Помимо технических предпосылок, появилась и потребность в такого рода боевых машинах — не будем забывать, что шла Первая мировая война.

Александр Александрович Пороховщиков (1893 – 1941)

Александр Александрович Пороховщиков (1893 – 1941)

В самом начале войны, в августе 1914 года, мастер машиностроительного завода в Риге Александр Александрович Пороховщиков (1892 – 1941) предложил главнокомандующему русской армией оригинальный проект боевой гусеничной машины. В его жизни будет много разработанных конструкций, но самая известная – танкетка, обычно называемая в литературе танком, неразрывно связана с Ригой, с заводом «Руссо-Балт». Каким образом ему пришла в голову мысль создать свой «Вездеход», изобретатель впоследствии описал так: «На поле шло учение новобранцев. Глядя на солдат, перебегавших цепью, я подумал: невеселая штука – бежать в атаку под пулеметами врага. А что, если послать на штурм окопов не людей, беззащитных против свинцового ливня, а машину, одетую в броню, вооруженную пулеметами? Конструктивное решение я увидел в постановке бесконечных лент или гусеничных ходов тракторного типа…».
По всей видимости, предварительные расчеты Пороховщикова пришлись по душе высшему военному руководству: кроме высокой проходимости Пороховщиков обещал и плавучесть машины. Проект одобрили — разрешение на постройку «Вездехода» было получено 13 января 1915 г., было ассигновано 9660 рублей 72 копейки, а проектные данные были оговорены в особом докладе № 8101. Наблюдение за постройкой машины вёл начальник Рижского отдела по квартирному довольствию войск военный инженер-полковник Поклевский-Козелло. 1 февраля в Рижских авторемонтных мастерских завода «Руссо-Балт», что были при казармах Нижегородского пехотного полка, 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих приступили к изготовлению опытного образца первого в мире танка. Читать далее

RuTLe007

Первые танки России. Часть 2

Доводка «Вездехода»» производилась в Петрограде. 29 декабря была достиг­нута скорость порядка 40 верст/час. К этому времени было израсходовано 18000 руб. Дело сулило успех, но… военные прекратили финансирование работ. В этой связи нередко ссылаются на пре­ступное равнодушие и бюрократизм. Од­нако шел 1916 год, в самом разгаре была Первая мировая война, и боевые дейст­вия приобрели затяжной позиционный характер. Объективно «Вездеход», обо­гнавший свое время, оказался «некста­ти». Ожидать от скоростной, высокома­невренной машины эффективной работы на многорядных проволочных загражде­ниях не приходилось. Фронту прежде всего нужен был специальный позиционный танк, способный рвать многорядные проволочные заграждения, преодолевать широкие рвы и вообще «утюжить» оборону противника.   «Вездеход» для этого не годился.
Итак, несмотря на положительные результаты испытаний, работы по усовер­шенствованию опытного образца «Везде­хода» были прекращены Главное воен­но-техническое управление приняло все меры по срыву успешного завершения опытных работ и организации промыш­ленного производства танков в России. На различные предложения о дальнейшей судьбе «Вездехода» начальник Главного военно-технического управления отвечал следующими характерными резолюция­ми: «Почему мы вмешались в это дело?», «Для чего он нам?» (на предложение о передаче «Вездехода» в Главное военно-техническое управление). С декабря 1915 и по октябрь 1916 года шла бюрократи­ческая переписка, были заторможены все работы над «Вездеходом». Читать далее