Архив за месяц: Февраль 2013

Miniat_6

Танкостроение в 1930-е годы. Чехословакия. Часть 2

После прихода нацистов к власти и начавшейся в Германии усиленной милитаризации правительство Чехословакии предприняло ряд шагов по повышению обороноспособности страны. В рамках процесса совершенствования сухопутных войск основные усилия были направлены на формирование новых бронетанковых частей и оснащение их более современной техникой. Основу бронетанковых войск должны были составлять легкие танки. При этом речь не шла о создании единого унифицированного образца, наоборот – эти танки были разделены на три группы. Первую составили танки LT vz.34, серийный выпуск которых уже разворачивался на заводах CKD. Их предполагалось использовать в составе кавалерийских частей. Кавалерийскими должны были стать и легкие танки второй группы, в отличие от боевых машин третьей. Последние предназначались для совместных действий с пехотой. Все эти планы подкреплялись серьезными финансовыми вливаниями. Военным бюджетом Чехословакии на период с 1934 по 1937 год выделялось 240 млн. чешских крон (около 10 млн. долларов в тогдашних ценах) на закупку 279 легких и 42 средних танков.
До подписания Мюнхенских соглашений и последовавшей вслед за этим оккупацией Чехии и Моравии чехословацкие конструкторы успели разработать и испытать несколько образцов средних танков. Читать далее

Miniatyur_10

Другие проекты российских боевых машин (1915 – 1917). Часть 2

Одним из самых загадочных проектов первых русских танков можно справедливо считать так называемый «танк Рыбинского завода». Первое упоминание о нём встречается в книге Мостовенко «Танки», изданной в 1956 году. В ней автор приводил расчетные технические характеристики двух танков, и разрезы одного из них, который именовался «бронированный трактор большой мощности».
Согласно первому проекту танк имел массу 20 тонн, экипаж 4 человека и бронирование 10-12 мм. Компоновка танка была немного нестандартной. В передней части корпуса, ровно по центральной оси размещался механик-водитель. Справа от него устанавливался пулемет (тип не указан, но это могла быть 20-мм автоматическая пушка), обслуживаемый одним пулеметчиком. В средней части корпуса находилось моторное отделение, где устанавливался двигатель мощностью 200 л.с. В корме был оборудован орудийный отсек со 107-мм орудием. Характерная конструктивная особенность – наличие упругой подвески. Читать далее

Miniat_4

Танкостроение в 1930-е годы. Чехословакия. Часть 1

Как известно, одним из итогов Первой мировой войны стал крах трех великих империй — Российской, Германской и Австро-Венгерской. На обломках последней образовалось несколько независимых государств, в том числе и Чехословакия. В 1920 – 1930 годы она стала одной из наиболее экономически развитых стран Европы. Ее промышленный потенциал позволял обеспечивать всем необходимым не только национальную армию, но и поставлять вооружение на экспорт. В полной мере это относилось и к танкостроению.
Чехословакия была первой страной, принявшей на вооружение колесно-гусеничные танки, выпуск которых продолжался до начала 30-х годов. После 1930 года со­здавались только гусеничные танки. Первый чисто гусеничный танк посту­пил на вооружение в 1933 году. Это был легкий танк Р-II с боевым весом в 7,5 т. По форме броневого корпуса и башни он несколько напоминает позднейшие легкие танки фирмы «Шкода».

Легкий танк P-II

Легкий танк P-II

Читать далее

Miniatyur_9

Другие проекты российских боевых машин (1915 – 1917). Часть 1

В России над созданием боевых вез­деходных машин в 1915—1917 годах не­зависимо друг от друга работали многие талантливые изобретатели.
В начале 1915 года изобретатель Александр Васильев закончил разработ­ку проекта и изготовление модели гусе­ничной боевой машины. Ее бронирова­ние и вооружение изобретатель предла­гал принять такими же, как у «больших бронеавтомобилей». Машина должна была преодолевать вертикальные пре­пятствия, равные четверти ее высоты, и рвы, равные трети ее длины. Но ему было отказано техническим комитетом ГВТУ по причине «неприменимости предлагаемого г-ном Васильевым приспособления (гусеничного хода) для военного ведомства». Спустя два года Александр Васильев, увидевший фотографии первых английских танков, напишет военному министру: «…прошу расследовать это дело, почему изобретение русское остается без результатов, а точно такое, у иностранцев, производит сенсацию». Никаких расследований никто, разумеется, так и не провел, да и кому это было нужно в начале 1917 года, когда неуправляемая Российская империя летела в пропасть.
К середине 1915 года русская армия накопила богатый опыт по использованию нового типа боевой техники — броневых автомобилей. К этому времени стало совершенно очевидно, что используемые в качестве базы для броневиков шасси обычных коммерческих автомобилей не годятся для этих целей. Одной из основных причин этого являлась, прежде всего, их низкая проходимость по грунтовым дорогам и полное отсутствие таковой при езде по бездорожью. Многие военные видели выход из положения в применении для постройки броневых автомобилей тракторной базы. Читать далее

Miniatyr_18

Танкостроение в 1930-е годы. Италия

В Италии бронетанковые силы с самого начала страдали от двух основных недо­статков: хронической нехватки финансов и эйфории от первых побед, одержанных легкими бронированными машинами в ходе колониальных войн в Северной Африке — Ливии и Абиссинии.
Отсутствие финансовых средств заставило итальянцев остановить свой выбор на соблазнительном, но ошибочном решении: строить легкие танки с минимальной бро­невой защитой. Транспортеры и двухместные танкетки «Карден-Ллойд», а также лег­кие танки «Виккерс» показались приемлемым решением, и первые итальянские тан­ковые подразделения использовали их в ограниченных количествах. Именно на их основе были созданы первые итальянские танки, неизбежно унаследовавшие все не­достатки исходных моделей. Так, перед началом второй мировой войны на итальянских танкетках применялась подвеска почти идентичная той, которой оснащалась танкетка-транспортер Кардена, и это отнюдь не обеспечивало им высокую скорость.
В северо-африканских колониях эти легкие машины оказались чрезвычайно удоб­ными и эффективными, и в отсутствие достойного сопротивления добивались успехов в ходе боевых действий. На этом основании был сделан сомнительный и крайне опас­ный вывод, что легкие бронированные машины так же хорошо проявят себя и в насто­ящем вооруженном конфликте, хотя гражданская война в Испании показала, что не все так просто, и легкие танки с малокалиберными орудиями вряд ли будут столь же эффективны против обученных и решительно настроенных бойцов. Однако на то вре­мя образцы итальянских боевых машин были уже более-менее отработаны, и возмож­ные изменения могли отразиться не столько на их качестве, сколько на количестве. Читать далее

Miniatyura

Первые танки Германии. Часть 2

К середине 1-й Мировой войны германские конструкто­ры уже поднаторели в создании колесных бронемашин. К осени 1916 года был накоплен опыт и в разработ­ке вездеходных шасси. Правда, опыт рабо­ты с гусеничными машинами по-прежнему был мал. В середине 1915 года военное ми­нистерство выдало требования на разработ­ку грузовой машины для движения вне до­рог. В июле 1915 г. заказ на такую маши­ну получил Х. Г. Бремер и в октябре 1916-го в Нехайме был представлен опытный четырехгусеничный образец. По устройству он на­поминал обычный грузовой автомобиль с пе­редним расположением двигателя и задней приводной осью, но с заменой всех колес гу­сеничными ходами с упругой подвеской, при этом приводной оказывалась только задняя пара гусениц (конструкция заднего гусенич­ного хода была выполнена по типу трактора «Холт»). Передняя, поворотная пара гусениц привода не имела и увеличивала не столько проходимость, сколько сопротивление дви­жению и трудность управления. Тем не ме­нее заказ на 50 таких шасси начал выполнять завод в Мариенфельде (пригород Берлина), благодаря чему машина известна под назва­ниями «Бремер-Ваген» и «Мариен-Ваген I». Читать далее

Miniatyr_17

Танкостроение в 1930-е годы. Франция. Часть 2

Танки В1, поступившие в действующую армию в 1934 году, особого восторга у танкистов не вызвали. Их конструкция никак не соответствовала понятиям «революционная» или «прогрессивная», поскольку в ней сохранялись анахронизмы, доставшиеся в наследство от «окопной» войны на Западном фронте 1914-1918 гг.  Нарекания вызывала установка основного вооружения в корпусе, высокая уязвимость ходовой части и нерациональное распределение обязанностей среди членов экипажа. В боевой обстановке это приводило к тому, что водитель был вынужден бросать управление и заниматься подачей боеприпасов, превращая танк в неподвижную мишень. Бронирование В1 также не соответствовало требованиям к тяжелому пехотному танку. Но главное – постройка, эксплуатация и обслуживание В1 оказались слишком дорогим удовольствием. Вместе с тем, В1 обладал достаточно высокой скоростью и хорошей управляемостью.

Единственный сохранившийся экземпляр танка Char B1 в форте de Seclin, недалеко от города Лилль, Франция

Единственный сохранившийся экземпляр танка Char B1 в форте de Seclin, недалеко от города Лилль, Франция

Читать далее

Miniatyur_16

Первые танки Германии. Часть 1

                   «Танки, бывшие когда-то предметом насмешек, стали теперь грозным  оружием. Надвигаясь длинной цепью, закованные в броню, они кажутся нам самым наглядным воплощением ужасов войны».
Э. М. Ремарк «На Западном фронте без перемен»

Первые 32 английских танка Mk I вышли на поле боя 15 сентября 1916 года. «Танк движется по глав­ной улице деревни Флер, и англий­ские солдаты идут вслед за ним в хо­рошем настроении» — так доклады­вал в тот день один из очевидцев. Реакция частей 1-й германской ар­мии, встретивших первые танки, была просто панической: «Все стояли по­раженные, как будто потеряв возмож­ность двигаться. Огромные чудовища медленно приближались к нам, гре­мя, прихрамывая и качаясь, но все вре­мя продвигаясь вперед. Ничто их не задерживало. Кто-то в первой линии окопов сказал, что явился дьявол, — и это слово разнеслось по окопам с ог­ромной быстротой». Так для немцев началась история борьбы с танками противника и создания собственных боевых вездеходных машин.
Танкобоязнь стала типичной бо­лезнью в германских окопах. Пленные сообщали, что немецкие солдаты «в особенности опасаются, как бы они (танки) не были вооружены огнеме­тами». Командование всячески ста­ралось сгладить остроту проблемы, подчеркивая реальные и мнимые не­достатки нового оружия. «Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство… Вскоре здоровая душа доброго немца успокаивается, и он легко борется с глупой машиной», — одна из «ободря­ющих» фраз того времени.
Но одно дело – рассылаемые в войска «для поднятия духа» прика­зы и листовки и совсем другое – практические работы. Уже в октяб­ре 1916 года Ставка Главного коман­дования (OHL — Oberste Heeresleitung) и Военное министерство заня­лись «танковым вопросом». Ставка поначалу не восприняла танк как серьезную опасность. Этому спо­собствовали неудачи одиночных Mk I в ноябрьских боях. По ряду свиде­тельств, скепсис германского Глав­ного командования в отношении танков старалась поддержать и ан­глийская разведка. Но несмотря на это, военное руководство обязано было принять меры, во-первых, для защиты войск от вновь появившего­ся боевого средства противника, а во-вторых, для создания собствен­ного варианта подобного средства. Читать далее

Miniatyra_11

Танкостроение в 1930 годы. Франция. Часть 1

По окончании Первой мировой войны французская армия имела самый многочис­ленный танковый парк в мире. Однако затем танкостроение в этой стране вступило в стадию «летаргического сна» – за 17 послевоенных лет было выпущено всего около 280 новых танков.
Столь легкомысленное пренебрежение танками вполне объяснимо. Французские генералы мыслили исключительно понятиями времен первой мировой войны, тем бо­лее что они с гордостью носили звание победителей. Любое предложение оснастить армию новейшей техникой отвергалось. Даже простая моторизация войск объявля­лась вредной. Танки же считались пригодными только для поддержки пехоты и были распылены по разным частям.
Отсталая военная доктрина коман­дования французской армии не могла на­править конструкторскую мысль на ре­шение основных проблем танкостроения межвоенного периода. В целом боевые качества французских танков, кроме броневой защиты, были на весьма низ­ком уровне. Читать далее

Miniat_7

Первые танки России. Часть 4. Царь-танк Н. Н. Лебеденко

Трудности военного времени внесли свои коррективы — толщина получаемо­го листового материала превышала расчетную, из-за чего масса машины увели­чилась в 1,5 раза. Мощность «Майбахов» в этой связи вызывала сомнения. В глу­хом лесу под Дмитровом, в районе стан­ции Орудьево, в 60 км от Москвы расчи­стили монтажную площадку, обнесли ее колючей проволокой, подвели узкоколей­ку. Охрану участка несли казачьи разъ­езды. Сборка машины началась в конце июля 1915 года под руководством Микулина и выполнялась посекционно подоб­но тому, как это предполагалось делать на фронте.
В августе, в присутствии пред­ставителей армии, приступили к ее ис­пытанию. Микулин поднялся по трапу и занял место водителя, Стечкин запустил моторы. Гигантские колеса начали мед­ленно поворачиваться. Машина пошла, сломав, как спичку, близстоящую бере­зу. Сквозь амбразуру Микулин хорошо видел, как все собравшиеся зааплоди­ровали, солдаты дружно закричали «ура!!!».  Но тут бревенчатый настил, на котором монтировался танк, закончился, и девятиметровые колеса коснулись русской земли. А вот она бронегиганта категорически не приняла: третье, заднее, колесо немедленно увязло в почве, и танк элементарно забуксовал, не в силах сдвинуть с места свои 45 тонн. Двигатели натужно ревели, колеса проворачивались, но мощности, чтобы «сняться с якоря», не хватало. На том, собственно, все и за­кончилось. Было ясно, что необходимо увеличить диаметр катков направляющей тележки и иметь минимум 300-сильные моторы. Читать далее