Архив за месяц: Январь 2013

kolesn-tanki-02

Создание колесно-гусеничных танков. Часть 5

Специалисты высказались за то, чтобы замечания, сделанные во время испытаний, были устранены, а вооружение танка — усилено. Скофилд со всем этим полностью согласился и предложил правительству пересмотреть данный проект, обещая его улучшить, а главное поставить на танк 2-фунтовую /40-мм противотанковую пушку английского производства, хорошо зарекомендовавшую себя в борьбе против танков.
Финальный вариант танка был изготовлен в декабре 1942 года в железнодорожных мастерских Хатт Валлей. Марина получилась куда более законченной и даже чисто внешне выглядела намного совершеннее. Вся ходовая часть была целиком заимствована с БТР «Universal Carrier», за исключением поддерживающих роликов, броневые фальшборты гусениц убрали. Тяжелые горизонтальные балки гусеничного движителя были заменены на более легкие М-образные. Постоянных колес на танке не осталось и при движении на гусеницах требовалось снимать обе пары – и переднюю и заднюю. Тем не менее, конструкция при этом упростилась, потому что передние рулевые колеса теперь закреплялись на осях передних направляющих колес и поднимались и опускались одновременно с задними, во время перемены хода. От экипажа требовалось только снимать и надевать колеса, а опускались и поднимались гусеницы как и раньше из танка. Двигатель, как и на первом образце, располагался спереди, однако более компактно. Водитель сидел справа, а его помощник — слева, при этом верхние люки у них открывались в разные стороны. В открытой сверху башне размещались командир, выполнявший также роль заряжающего и стрелок-наводчик орудия. 7,92-мм пулемет Беса (Besa) был спарен с 40-мм орудием справа, прицел – слева. Боекомплект орудия составлял 52 снаряда и от 12 до 14 ящиков с магазинами для пулемета, в каждом из которых содержалось по 225 патронов. Поворот башни осуществлялся вручную, посредством поворотного механизма с левой стороны башни. Толщина брони башни спереди была – 11 мм, бортов и кормы – 6 мм, передней части корпуса – 11 мм, бортов, кормы и днища – 6 мм, крыши корпуса – 4 мм. Читать далее

Vezdehod_1

Первые танки России. Часть 1

Начиная с 1914 года проекты бронированных машин, как гусеничных, так и колесных, посыпались, словно из рога изобилия. Помимо технических предпосылок, появилась и потребность в такого рода боевых машинах — не будем забывать, что шла Первая мировая война.

Александр Александрович Пороховщиков (1893 – 1941)

Александр Александрович Пороховщиков (1893 – 1941)

В самом начале войны, в августе 1914 года, мастер машиностроительного завода в Риге Александр Александрович Пороховщиков (1892 – 1941) предложил главнокомандующему русской армией оригинальный проект боевой гусеничной машины. В его жизни будет много разработанных конструкций, но самая известная – танкетка, обычно называемая в литературе танком, неразрывно связана с Ригой, с заводом «Руссо-Балт». Каким образом ему пришла в голову мысль создать свой «Вездеход», изобретатель впоследствии описал так: «На поле шло учение новобранцев. Глядя на солдат, перебегавших цепью, я подумал: невеселая штука – бежать в атаку под пулеметами врага. А что, если послать на штурм окопов не людей, беззащитных против свинцового ливня, а машину, одетую в броню, вооруженную пулеметами? Конструктивное решение я увидел в постановке бесконечных лент или гусеничных ходов тракторного типа…».
По всей видимости, предварительные расчеты Пороховщикова пришлись по душе высшему военному руководству: кроме высокой проходимости Пороховщиков обещал и плавучесть машины. Проект одобрили — разрешение на постройку «Вездехода» было получено 13 января 1915 г., было ассигновано 9660 рублей 72 копейки, а проектные данные были оговорены в особом докладе № 8101. Наблюдение за постройкой машины вёл начальник Рижского отдела по квартирному довольствию войск военный инженер-полковник Поклевский-Козелло. 1 февраля в Рижских авторемонтных мастерских завода «Руссо-Балт», что были при казармах Нижегородского пехотного полка, 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих приступили к изготовлению опытного образца первого в мире танка. Читать далее

RuTLe007

Первые танки России. Часть 2

Доводка «Вездехода»» производилась в Петрограде. 29 декабря была достиг­нута скорость порядка 40 верст/час. К этому времени было израсходовано 18000 руб. Дело сулило успех, но… военные прекратили финансирование работ. В этой связи нередко ссылаются на пре­ступное равнодушие и бюрократизм. Од­нако шел 1916 год, в самом разгаре была Первая мировая война, и боевые дейст­вия приобрели затяжной позиционный характер. Объективно «Вездеход», обо­гнавший свое время, оказался «некста­ти». Ожидать от скоростной, высокома­невренной машины эффективной работы на многорядных проволочных загражде­ниях не приходилось. Фронту прежде всего нужен был специальный позиционный танк, способный рвать многорядные проволочные заграждения, преодолевать широкие рвы и вообще «утюжить» оборону противника.   «Вездеход» для этого не годился.
Итак, несмотря на положительные результаты испытаний, работы по усовер­шенствованию опытного образца «Везде­хода» были прекращены Главное воен­но-техническое управление приняло все меры по срыву успешного завершения опытных работ и организации промыш­ленного производства танков в России. На различные предложения о дальнейшей судьбе «Вездехода» начальник Главного военно-технического управления отвечал следующими характерными резолюция­ми: «Почему мы вмешались в это дело?», «Для чего он нам?» (на предложение о передаче «Вездехода» в Главное военно-техническое управление). С декабря 1915 и по октябрь 1916 года шла бюрократи­ческая переписка, были заторможены все работы над «Вездеходом». Читать далее

schofield_3

Создание колесно-гусеничных танков. Часть 4

Венцом всей этой колесно-гусеничной эпопеи машин, имевших двойной двигатель, стали новозеландские танки конструктора Дж. Скофилда, представителя компании «Дженерал Моторс» в Окленде. В 1940 году по всей Европе уже громыхала война, но на территории Новой Зеландии царил мир. Но… только де-факто, потому, что де-юре, как и Великобритания, она находилась в состоянии войны с державами оси. На встрече представителей правительства и армии Скофилд продемонстрировал свою модель колесно-гусеничного шасси, которое и было ими одобрено в качестве боевой машины для производства в Новой Зеландии. Уже в июле 1940 года была начата работа по изготовления ее деревянного макета, через месяц он был готов.

Schofield_1 Читать далее

bt2_27

Создание колесно-гусеничных танков. Часть 3

Как вы уже поняли, тема колесно-гусеничных машин в 20-30-е годы ХХ века была очень актуальной. Дело в том, что танки той эпохи были крайне медлительными – их скорость не превышала 10 км/ч. На поле боя этого, вроде бы, хватало для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника. Но вот переброска танков на новый участок становилась настоящей проблемой. И дело не только в низкой скорости — ресурс гусениц тогдашних танков был также невелик: их хватало не более чем на 100 км.
Революционное решение предложил американский конструктор Уолтер Кристи: он предложил увеличить диаметр опорных катков до размера автомобильных колёс, установить привод на задние катки, а два передних катка сделать управляемыми. Танк со снятыми гусеницами превращался в нормальную колёсную машину с колёсной формулой 2×8. Не было никаких проблем с поднятием-опусканием движителей. Экипаж просто снимал гусеницы и закреплял их на надгусеничных полках.

Танк Уолтера Кристи

Читать далее

Sheider

Первые танки Франции. Часть 4

С началом поставки танков был раз­вернут лагерь в районе Шамплие, обес­печенный всем необходимым для фор­мирования частей и обучения личного состава. Танковые части рассматрива­лись как отборный род войск, «внуша­ющий доверие уже одним своим видом». Первое боевое подразделение из танков «Шнейдер» СА 1 было сформировано 1 декабря 1916 года. К 31 марта 1917 года в Шамплие дисло­цировалось уже 13 групп танков «Шнейдер» и 2 пехотных отделения танков «Сен-Шамон», почти идентичные в ор­ганизационном отношении.
Группа представляла собой тактиче­скую единицу и включала 4 батареи по 4 танка в каждой. Наличный парк машин составлял 208 «Шнейдеров» и 48 «Сен-Шамонов»». Реально действовать могли только 160 танков, укомплектованных до­статочно подготовленными экипажами, причем только 100 танков успели оборудовать дополнительной броней. Читать далее

09_vickerswolseley

Создание колесно-гусеничных танков. Часть 2

Англичане в 1926 году поставили колеса на свой стандартный средний Мк I (его не следует путать с МК I 1916 г.). В нем использовался тот же принцип перехода с гусениц на колеса, что и у «сен-шамонов». А вот у танка «Виккерс-Вулсли» (иногда его считают бронеавтомобилем), изготовленного в 1927 году, силою мотора поднимался весь гусеничный движитель. На своих местах оставались лишь ленивец и ведущее колесо гусеничного хода. Колеса же у этой машины, жестко связанные с корпусом, находились спереди и сзади гусениц. Длина «виккерсов» оказалась велика, и они испытывали сильную продольную тряску при движении по дорогам. Читать далее

Miniatyura_1

Первые танки Франции. Часть 3

Вернемся к танку «Шнейдер». В декабре 1915 года по поручению Военного министерства Франции специалиста­ми компании «Schneider», крупнейшего производится оружия и военной техники этой страны, на базе американского трактора фирмы «Holt» была создана бое­вая бронированная машина. Ее представили высокопоставленной комиссии, и та сочла образец вполне надежным, но обратила при этом внимание на недостаточную проходимость. После внесения в конструкцию ряда изменений, призванных устранить данный изъян, 25 февраля 1916 года компания «Schneider» получила заказ на постройку 400 танков, обозначенных СА 1, но более известных под названием фирмы-производителя.

Танк «Шнейдер» на испытаниях. Январь 1916 г.

Танк «Шнейдер» на испытаниях. Январь 1916 г.

Читать далее

Miniatyura

Создание колесно-гусеничных танков. Часть 1

Итак, танк зарекомендовал себя на поле боя. Его вооружение, броня, проходимость на первых порах удовлетворили запросы того времени. Лишь с с возможностью быстрой переброски машин на значительные расстояния дела обстояли отвратительно. И «виновна» в этом была не только малая скорость – главное заключалось в том, что гусеницы танков времен первой мировой войны и последующих лет «летели» через 80-100 км хода по шоссе. И на что становилось похожим дорожное покрытие, когда по нему проходило десятка два бронированных чудовищ!
Реализацией идеи сочетания скорости и экономичности колесной машины и проходимости гусеничной в течение, по крайней мере, двадцати лет были заняты конструкторы многих стран, имевших собственное танкостроение. Как ни странно, созданием столь сложных машин занялись и в относительно слабо развитых странах – Польше, Венгрии и Австрии, которые только-только вступили в «танковый клуб». Читать далее

St.Shamond

Первые танки Франции. Часть 2

К формированию танковых частей и подготовке экипажей приступили, не до­жидаясь постройки первых экземпляров танков. Тут снова потребовался Этьен с его предварительными наработками по этим вопросам. В середине августа 1916 года в центр начальной подготовки в рай­оне форта Марли-ле-Руа стали прибывать первые курсанты. В сентябре полу­чили и первые танки. Это были удивительно несуразные машины. Взвинтив темп их создания, французы превзошли в по­спешности англичан, затратив на полгода меньше от момента выдачи заводам за­каза до момента их применения В спеш­ке брали первые, лежащие на поверхно­сти решения. Будучи информированы о работах за Ла-Маншем, они игнориро­вали опыт англичан, отвергавших трак­торную базу, и выполнили разработки на основе трактора «Холт», совершенно не­пригодного для преодоления изрытых во­ронками и окопами передовых позиций. Правда, защищенность гусеничных лент на французских танках была выше, чем у британских Кроме того, если английские машины воспринимали все неровности пути прямо на корпус, то французские имели блокированную подвеску с пру­жинным подрессориванием, что позволи­ло несколько поднять скорость и повы­сить комфортность условий работы эки­пажа. В английских танках имелись три коробки передач и дифференциал. Здесь все эти механизмы были заменены электрическими машинами. С валом двигателя соединялся якорь динамомашины, которая вырабатывала ток и посылала его в два электромотора, соединённые с гусеницами. Вращаясь, валы электромоторов приводили во вращение гусеницы и заставляли танк двигаться. Если требовалось поворачивать машину, ток направляли в один электромотор, а другую гусеницу притормаживали. Машина поворачивалась в сторону заторможенной гусеницы.
Благодаря такому устройству, танком мог управлять один человек, а не четыре, как на английских машинах, и это не требовало от него больших усилий. Читать далее